BETA. 16+
Ума Турман против Квентина Тарантино: новый скандал в Голливуде
ShowBiz
Ума Турман против Квентина Тарантино: новый скандал в Голливуде

Актриса выступила с сенсационным разоблачением голливудских звезд и продюсеров

Дело о харассменте и скелетах в шкафу «идеальных» людей с голливудскими улыбками и безупречной репутацией обрастает все новыми подробностями. Так, после серии разоблачительных признаний нескольких десятков актрис Голливуда по поводу домогательств со стороны влиятельного продюсера Харви Вайнштейна скандал получил новое развитие. Казалось бы, что нового можно было сказать в этой набившей оскомину истории? Человека, который буквально вершил судьбы голливудской элиты, поймали на том, что он делал актрис знаменитыми через постель. На волне моды на феминизм многие актрисы стали активно оповещать СМИ о том, как именно происходил процесс домогательств. И вот в череде шокирующих и откровенных признаний случилось очередное — на этот раз выступила Ума Турман. Почему именно ее откровения спустя 25 лет после произошедшего потрясли Голливуд?

Абсолютно сокрушительное признание случилось на днях. Актриса, которая снялась в семи фильмах (включая культовые «Криминальное чтиво» и «Убить Билла»), спродюсированных кинокомпанией The Weinstein Company, поздравила с праздником всех, кроме «Харви и всех его сообщников», и добавила к посту хештег #metoo, который используют жертвы сексуальных домогательств и насилия. «Счастливого Дня благодарения! — написала Турман. — Я благодарна за то, что жива, за всех, кого люблю, и за всех, у кого есть смелость защищать других. Недавно я говорила, что испытываю злость, и у меня для этого есть причины… Счастливого Дня благодарения! (Всем, кроме тебя, Харви, и всех твоих злых сообщников. Я рада, что расследование продвигается медленно: ты не заслуживаешь быстрой смерти от пули)». Таким образом Ума Турман подтвердила слухи о том, что она также стала одной из жертв голливудского продюсера. Когда журналисты попросили ее прокомментировать скандал, актриса ответила, что ей нужно время, чтобы собраться с силами.

3 февраля в The New York Times вышла статья «Вот почему Ума Турман была в такой ярости». В ней журналистка Морин Дауд рассказала, как актриса стала жертвой изнасилования в юности (в 16 лет ее изнасиловал 20-летний актер), подвергалась неоднократным домогательствам со стороны продюсера Харви Вайнштейна и чуть не погибла в автокатастрофе во время съемок фильма «Убить Билла». Актриса настаивает, что Тарантино знал о неисправности машины и о том, что она плохо водит, но специально посадил ее за руль. Серьезная травма, полученная в результате аварии после неудачного трюка, едва не привела к трагедии — Турман чудом избежала инвалидности. Этот поступок, по словам Умы, оказался гораздо большим предательством со стороны Тарантино, нежели даже то, что он закрывал глаза на поступки Харви.

Кстати о Харви. Турман вспоминает, как между ней и Вайнштейном долгое время сохранялись дружеские и деловые отношения. «Я хорошо знала Харви, — говорит актриса. — Он хвалил мой ум и поддерживал меня — наверное, это притупило мою бдительность. Даже когда он вышел из своей комнаты в одном халате, я не почувствовала угрозу и подумала, что Харви просто чудак». Однако дело приняло нешуточный оборот: Вайнштейн, как сообщает Ума, напал на нее в номере лондонского отеля Savoy. «Харви повалил меня на кровать и делал отвратительные вещи, — вспоминает Турман. — Он пытался овладеть мною силой, и мне пришлось извиваться, как ящерица, чтобы вырваться».

На следующий день она получила от Вайнштейна букет роз с запиской «У тебя отличные инстинкты». Через некоторое время Вайнштейн вновь попробовал заманить Турман в номер, но актриса пригрозила рассказать всем о его поведении. Вайнштейн пообещал в ответ на это уничтожить карьеру Турман.
После публикации статьи пресс-служба Вайнштейна выпустила заявление, в котором утверждается, что продюсер глубоко опечален и шокирован заявлением своей близкой подруги. «Мистер Вайнштейн удивлен, почему мисс Турман, которую он считал другом и коллегой, прождала 25 лет, прежде чем заговорить публично?». Кроме этого, представители Вайнштейна добавляют, что между продюсером и Турман были взаимовыгодные рабочие отношения, и в качестве доказательства прикладывают совместные фото, где они счастливо обнимаются на официальных мероприятиях. Стала бы актриса, которую чуть не изнасиловали, так вести себя с агрессором, вопрошает предстатель Харви. Но вся эта история оказалась только верхушкой айсберга. Для того, чтобы понимать драматизм ситуации, нужно знать, что именно Вайнштейну обязан своим успехом Квентин Тарантино. Их тандем считается одним из самых успешных в Голливуде. А Тарантино, как все знают, всю жизнь считал своей музой именно Уму Турман, без которой слабо представлял любой свой проект. Трогательная дружба актрисы и режиссера и его неразделенная любовь к ней десятки лет были притчей во языцех в Америке. Квентин даже не пытался скрывать, что в мире нет женщины, которая бы вдохновляла его больше, чем Ума. В Голливуде посмеивались над тем, как годами он ждал своего шанса, наблюдая, как актриса меняет мужей и любовников. Впрочем, по признанию звезды, в этой дружбе не все было так безоблачно.
На обвинения публично ответил и Тарантино. Он утверждает, что никогда бы сознательно не подверг Уму Турман опасности. Он также утверждает, что специально для той сцены ручную передачу в автомобиле поменяли на автоматическую, но актриса все равно волновалась и не хотела садиться за руль. По словам Тарантино, многое в заявлении Умы — чистый вымысел. Например, он не приходил к ней в трейлер и не кричал на нее из-за сцены с машиной, как утверждается в статье The New York Times. Напротив, он сначала сам сел за руль и проехал весь отрезок дороги, на котором должен был сниматься дубль. Квентин Тарантино также утверждает, что не имел никакого отношения к дальнейшему конфликту Умы Турман и Miramax, потому что как режиссер он не несет ответственности за страховые случаи. Он даже не подозревал, что актриса считает его причастным к этому конфликту — Турман всегда говорила ему, что подозревает Харви Вайнштейна в уничтожении автомобиля после съемок.

Тарантино также ответил на обвинения The New York Times в том, что он лично участвовал в жестоких сценах фильма, где снималась Турман: например, плевал ей на лицо в сцене с Майклом Мэдсеном или душил ее цепью в сцене с Тиаки Куриямой. По заявлению режиссера, он как постановщик брал на себя всю ответственность за эти сцены и только в интересах Умы не хотел доверять такую деликатную работу актерам, чтобы не делать лишних дублей.
О ситуации с харассментом Тарантино рассказал следующее. Впервые он узнал, что Харви домогается актрис, еще в 90-е, во время своего романа с Мирой Сорвино: она сообщила ему о поведении продюсера в отношении ее самой. Сначала Тарантино решил, что Вайнштейн был просто безответно влюблен в Сорвино: «Когда они вместе представляли фильм «Великая Афродита» на фестивале в Торонто, он возомнил себя великим продюсером, открывающим новую звезду <…> Я был испуган за нее и откровенно смущен из-за него, из-за того, что он вынужден делать такие отчаянные шаги. Но потом у нас с Мирой начались отношения, и он сразу от нее отстал».

Когда Ума Турман перед началом съемок «Убить Билла» рассказала Тарантино о приставаниях Вайнштейна, он понял, что продюсер попросту не знает другой линии поведения с актрисами: «Он заманивает их к себе и нападает». Режиссер заставил Вайнштейна извиниться перед Турман. По словам Тарантино, продюсер пытался склонить его на свою сторону и призывал не верить Турман на слово, на что Квентин ответил: «Я верю ей. Если ты хочешь снять с ней «Убить Билла», то должен все сделать правильно». Вайнштейн извинился перед Турман.

Свою исповедь The New York Times Тарантино заканчивает так: «По какой-то причине то, что сегодня видится неправильным, тогда, в 1999-м, было легче списать на дух времени: например, в середине 1960-х в стиле сериала «Безумцы» директор мог гоняться за секретаршей вокруг стола. А теперь все иначе. Да неужто вообще когда-нибудь такое могло казаться нормальным?! <…> Когда Мира рассказала мне о случившемся, я не мог поверить, что это происходит в современном Голливуде, я очень долгое время был шокирован. Другой важный вопрос, который я теперь не перестаю себе задавать: в какой момент это перестало меня шокировать?».